Предыстория Красноярского ядерного могильника

П.М. Гаврилов - с 2006 по 2019 гг. — генеральный директор ГХК и по своместительству - депутат Заксобрания Красноярского края. Предположительно он пролоббировал размещение могильника на территории края.

Статья В.Н. Комлева (Апатиты) о том, как "атомное ведомство" считало наилучшим местом для федерального могильника (традиционно безальтернативно) архипелаг Новая Земля (и активно финансировало этот вариант), но изменило своё мнение на основе противоречащих друг другу взглядов на ситуацию.

ПРЕДЫСТОРИЯ ПОДЗЕМНОЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ЛАБОРАТОРИИ РОСАТОМА В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ 

PREHISTORY OF UNDERGROUND ROSATOM RESEARCH LABORATORY IN KRASNOYARSK REGION 

В.Н. Комлев, V.N. Komlev

пенсионер, Апатиты, retiree, Apatity

Национальный оператор по захоронению радиоактивных отходов, РАО (ФГУП «НО РАО»), один из своих информационных сайтов (создан в 2019 году) посвятил подземной исследовательской лаборатории (ПИЛ), предназначенной как бы для оценки пригодности/безопасности участка «Енисейский» и обоснования будущего решения о возможности/невозможности строительства ПГЗРО (пункт глубинного захоронения РАО) и захоронения РАО здесь. Другое название объекта - лаборатория в Нижнеканском массиве (НКМ-лаборатория). Начало информирования (прямо скажем, не без вопросов) – версия истории дела (http://nkmlab.ru/istoriya-poiska/ ).

Одной из форм интеллектуальной поддержки материалов сайта http://nkmlab.ru/ являются, скорей всего, ошибочная трактовка (см. Экологический вестник России, №12 2017, с. 30 или https://proza.ru/2017/09/21/801 ) мирового опыта применения ПИЛ, а также – «жонглирование» (Горно-геологический журнал, №2 2019, с.22; Научный вестник Арктики, №5 2019, с.33 или https://proza.ru/2018/11/07/898 ) темами ПГЗРО (общее) и ПИЛ (частное) с искажением их статуса (ПГЗРО как бы вторичен и зависит от ПИЛ, а ПИЛ как бы первична, самостоятельна и не зависит от ПГЗРО) и подменами смыслов. 

Представляется полезным дополнительно к истории от ФГУП «НО РАО» рассмотреть и предысторию, не затронутую правками создателей сайта http://nkmlab.ru/

Еще совсем недавно непосредственно от Росатома в информационном пространстве присутствовали разные и противоречащие друг другу взгляды на ситуацию.

А.А. Абрамов (ГК «Росатом») и В.П. Бейгул (ФГУП «НО РАО») опубликовали статью «Создание подземной исследовательской лаборатории на участке «Енисейский» Нижнеканского массива: состояние и дальнейшее развитие работ» (http://www.atomic-energy.ru/articles/2017/08/22/78690 ). Накануне Н.Ф. Лобанов, В.П. Бейгул, Е.Н. Камнев, П.В. Лопатин (ОАО «ВНИПИпромтехнологии»), Ю.А. Ревенко и И.В. Шрамко (ФГУП «Горно-химический комбинат») дело называли иначе: «Федеральный объект окончательной подземной изоляции долгоживущих РАО на Горно-химическом комбинате». И точнее формулировали коренную мотивацию: «Важнейшими элементами единой государственной системы обращения с ОЯТ в России станут завод по переработке ОЯТ легководных реакторов на Горно-химическом комбинате и создаваемый в комплексе с ним федеральный объект захоронения высоко- и среднеактивных долгоживущих РАО в Нижнеканском скальном массиве. Этот объект будет использован для удаления РАО, полученных от переработки ОЯТ на ГХК, а также накопленных отходов, которые сегодня размещены во временных хранилищах» (http://www.atomic-energy.ru/articles/2017/01/11/23479 ).

Для полноты картины, понимания истории и схем принятия решений, нужно вспомнить, что, по меньшей мере, до 2001 г. (сравните с датами от А.А. Абрамова и В.П. Бейгула) атомное ведомство наилучшим местом страны для федерального могильника (традиционно безальтернативно и при скудости геологоразведки) считало место своего присутствия на Новой Земле и активно финансировало этот вариант (http://expert.ru/northwest/2001/09/09no-atom_53356/ ). Сейчас в ходу, при старых принципах «выбора», как бы с исторического нуля, славословия в адрес могильника на площадке ГХК и гнейсов, облагороженные модной новинкой о подземной науке. 

Оформленные уже разрешительные документы (право хоронить РАО, 2016 год) на федеральный и единственный, на миллион лет, ПГЗРО - Распоряжение Правительства Российской Федерации от 6 апреля 2016 г. № 595-р и многовековая (с абсолютным рекордом мирового документирования, https://www.change.org/p/мы-против-ядерного-могильника/u/26092441- варианты: «на срок эксплуатации», «до 31.12.3000»!) лицензия Минприроды КРР 16117 ЗД, другие документы, объемы финансирования и начавшегося строительства наземной инфраструктуры возвышенной легенде о Красноярской ПИЛ никак не соответствуют. 

Поддержанию новейшей истории от Национального оператора удобно способствует также удачное отсутствие указанных разрешительных документов, фиксирующих уже принятые решения, на сайтах ФГУП «НО РАО» (http://www.norao.ru/ , разделы «Нормативные документы» и «Лицензии»; http://nkmlab.ru/ , раздел «Краткая история ведения работ по созданию ПИЛ»). См. также (для лучшего понимания странных особенностей процесса оформления) комментарии по лицензии Минприроды КРР 16117 ЗД с 5.11.19 по 13.11.19 к статье «Вывод из эксплуатации российских блоков АЭС, выработавших проектный ресурс» на сайте «Проатом». 

Весьма красноречивы еще одни исходные/глубинные факты (как говорится, «из первых рук», февраль 2018 года), которые помогут, вероятно, уточнить реальную планируемую роль этой ПИЛ и возможные причины возникновения идеи ПИЛ (http://www.norao.ru/press/interview/2147/ ): 1) «в Красноярском крае сложилась такая ситуация: выбрав площадку с ИДЕАЛЬНЫМИ (выделено мной, - В.К.) геологическими параметрами, мы столкнулись с сильным сопротивлением местной власти и населения»; 2) «этап проектирования уже завершен»; 3) «отставание от ГРАФИКА (выделено мной, - В.К.) строительства объектов окончательной изоляции РАО. Наши предшественники пошли хрестоматийным путем при выборе площадки глубинного захоронения РАО — действовали последовательно»; 4) «мы пересмотрели этапность создания пункта окончательного захоронения долгоживущих ВАО и САО. Выделили этап функционирования этого объекта как подземной исследовательской лаборатории — к 2025 году она должна быть построена, параллельно и ПО ИТОГАМ СТРОИТЕЛЬСТВА ПРОВЕДЕМ КОМПЛЕКС ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ ВОЗМОЖНОСТИ (выделено мной, - В.К.) финальной изоляции ВАО в Нижне-Канском гранитоидном массиве»; 5) «когда мы разговаривали с учеными из ИБРАЭ, нашего академического института, выяснилось, что денег на исследования… НЕ ПРЕДУСМОТРЕНО (выделено мной, - В.К.)»; 6) «нам выгоднее быстрее начать изолировать РАО, а не откладывать на потом — инфляция съедает средства»; 7) «период становления финансовой структуры НО РАО закончен, сейчас нужно заниматься строительством ПЗРО»; 8) «обязательно наверстаем отставание от сроков». 

Кроме того, от Федерального агентства по недропользованию уже получено «добро» на размещение радиоактивных отходов в течение 6 лет опытно-промышленной эксплуатации первой очереди объекта (ПИЛ) и объеме до 160 тысяч кубических метров (https://vk.com/@rusecounion-aktivisty-v-v-krasnoyarske-borutsya-protiv-mogilnika-radioak) .

Дополнительно Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору (лицензия ГН 01 02 304 3318, 2016 год) дано Национальному оператору «право на размещение и сооружение пункта хранения радиоактивных отходов» на участке «Енисейский» - пока без наполнения его отходами. 

Таким образом, без ПИЛ, три (как минимум) опубликованных разрешительных государственных документа фиксируют уже принятое решение строить ПГЗРО, два (как минимум) – принятое решение хоронить в нем РАО. Как этот факт удается ФГУП «НО РАО», при его задекларированной открытости миру, тотально, настойчиво и неуважительно «забывать» при работе с общественностью и через сайт государственного предприятия, и через СМИ, и на разного рода общественных встречах? 

А вообще, строительство Красноярского ПГЗРО и размещение в нем РАО было предопределено еще в 2007 году еще одним государственным документом. Федеральной целевой программой «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» (http://www.fcp-radbez.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=159&Itemid=211 ) было предписано «выполнение (и завершение – второй этап) работ по строительству опытно-промышленного объекта окончательной изоляции высокоактивных радиоактивных отходов», то есть - строительство именно ПГЗРО, деньги были выделены для этого – ничего другого значительного, видимо, первоначально и не мыслилось. Но и планировавшийся объект к 2015 году не был создан. 

Бывший генеральный директор ГХК П.М. Гаврилов неоднократно публично обозначал основной смысл своего назначения на этот пост. «Собственно, мне и было поручено в 2006 году… определить - закрывать ГХК, а вместе с ним город, или нет… Именно так вопрос и ставился. Или же создать условия для дальнейшего развития… Я приехал и разобрался… мне не надо было много времени… Бросать эту площадку, решил я, будет не по-государственному. Пришлось убедить Сергея Владиленовича оставить ГХК. Поэтому руководитель принял решение вкладывать средства в нашу площадку. Поэтому и появились в федеральной программе 2008-2015 все проекты, которые здесь сейчас реализуются» (http://www.gig26.ru/ , №41, 29.05.14, с. 6). Прямая ссылка на номер №41 газеты "Город и Горожане":  http://www.gig26.ru/UserFiles/Arhive/2014/gig_041.pdf 

Еще раз о том (по П.М. Гаврилову), что/как и в нашем случае «в начале было слово». «Гранитоид – это молодой гранит… это большая глыба, это сплошной камень длиной около 120 километров и 70 километров в диаметре… и место для Комбината было выбрано именно потому, что есть этот гранитоид» (https://www.pravda.ru/science/academy/15-04-2016/1298450-gubarev-0/ ). «Гранит является мощнейшим защищающим барьером. Это и стало главным аргументом при выборе места. Больше отходы везти некуда» (http://www.prima-tv.ru/ , статья «На территории края будет построено хранилище ядерных отходов»). 

Дело спасения ГХК - благородно. Но один из фрагментов решения задачи – создание Красноярского ПГЗРО – вряд ли получит такую же оценку во времени. Как и буйный расцвет (с 2008 г., журнал «Радиоактивные отходы», № 1 (1), 2017, В.Г. Румынин, http://www.ibrae.ac.ru/ ) «научного» обоснования могильника после сиюминутного административного решения. «Условия реализации работ по проекту в период 2008—2013 гг. не только не предусматривали необходимости, но и исключали возможность привлечения широкого круга специалистов к экспертизе и оценке качества проектных решений» («Радиоактивные отходы», № 1 (1), 2017, стр. 34). Вряд ли ситуация изменилась (http://www.atomic-energy.ru/news/2018/05/24/86086 ). Вот цепочка причин, действий и следствий «независимого выбора» и «строительства ПИЛ», в которых многие неоднократно и давно сомневались. 

Может появиться предположение, что реально, якобы фундаментальный ПИЛ-этап, похоже, возник позже, а не опережая многие, впопыхах, без должного обоснования, как реакция «родовспоможения» на трудности продвижения основной/первоначальной концепции ПГЗРО, без планового финансового обеспечения исследований!? 

Проект ПГЗРО уже более десяти лет развивают целенаправленно и фиксируют документами. Каковы причины параллельного существования мифа о назначении и роли ПИЛ вопреки документам? 

И «вишенка на торте». Как ПИЛ участка «Енисейский» и исследования в ней по 150 направлениям могут быть очень-очень необходимыми, надежно обоснованными и уникальными, если даже деньги на исследования при серьезном планировании работ в двух ФЦП подряд не были заранее предусмотрены? 

ФГУП «НО РАО» следует, видимо, либо публично согласиться с изложенным здесь предположением, либо в сравнении с ним аргументированно обнародовать альтернативную версию предыстории ПИЛ. 

комментариев нет

Читайте также

0 1170
0 891
0 778
Радиоактивные отходы, подлежащие захоронению
0 727
0 690